10 февраля 2013 г.

11 февраля


У нас наверно не может быть ничего общего. Я не люблю/не могу рано вставать, пить кофе с молоком и молчать больше десяти минут. Ты не признаешься в неуверенности, не говоришь правду случайным знакомым и боишься быть назойливым.
Может это и связано в разрывах времени, списком контактов и обстоятельствами в которых предстоит ужиться. А может и не связано.
Помню, что сначала было жутко неинтересно.  Кто-то своей чрезмерной активностью и «открытой жизненной позицией» морочил всем голову, что невероятно раздражало каждого, кто заходил в комнату, где всегда было накурено и светло.  Уже утром, когда ветер занес в легкие соленый воздух, стало понятно, что стандартным «просто нормально» не обойтись.
Мне вообще-то было не до поздравлений. Не смотря на многочисленные звонки и условия строжайшей секретности, думать об этом не хотелось. Я убеждена, что времени оспорить с самой собой это решение у меня будет предостаточно.  Я вообще всегда так ухмыляюсь. Надеюсь, никто не обиделся.
Потом наступило сумасшествие. Зачем я это сказала? Еще неделю можно выкинуть.
Я всегда не успеваю сделать что-то важное. То, что планировала. Ну, я рассеянная. И вот, они успели, а я нет.  Но я не жалею. Я была там! Была по-настоящему. 
Потом меня просто втаптывали.  Легко так, непринужденно. А я все равно смеялась. Дура.
Еще часть сна мною забыта, но уверена, и там мне врали. И хорошо, что не помню.
И мне недели не хватит, чтобы выветрить все это из себя.  Мне и в таком распутанном состоянии нравится.  Давно напоминала себе клубок ниток, запутанный клубок. За двадцать лет там много связалось. С тысячей узелков и прорезей. А потом, вдруг, случилось так, что их стало в тысячи три меньше. Осталось еще три раза по три.
Все будет, и так тоже. Думаю. Верю. И больше не надеюсь (если только на случай). 

Комментариев нет:

Отправить комментарий